Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

"Тот, кто голодает и замерзает, несмотря на то, что некогда имел хорошие перспективы, помечается клеймом. Он - аутсайдер, а помимо тяжких уголовных преступлений нет греха более смертного, чем быть аутсайдером. В фильме его в лучшем случае превращают в оригинала, в объект злобно-снисходительных насмешек; чаще же всего он оказывается злодеем, идентифицируемым в качестве такового уже с момента его первого появления..."
("Диалектика Просвещения" М. Хоркхаймер, Т. Адорно)

ОПЕРАЦИЯ "УЛУСЫ": МАЛЕНЬКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ СТАЛИНИЗМА

ОПЕРАЦИЯ "УЛУСЫ": МАЛЕНЬКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ СТАЛИНИЗМА


Сын Выдры думает об Индии на Волге. Он говорит: «Ныне я упираюсь пятками в монгольский мир и рукой осязаю каменные кудри Индии». Сын Выдры слетает с облаков, спасая от руссов Нушабэ и ее страну.
(Джангарчи Велимир Хлебников)

«Людоеды, привезли людоедов!» - кричали дети кухарки, по воспоминаниям очевидцев, тыча пальцами на полуживой незнакомый монгольский народ, под конвоем НКВДшников выгружаемый из железнодорожных вагонов, предназначенных для перевозки скота.

Батюшка Сталин подарил советским школьникам игру «в Киплинга», к слову, наиболее популярного зарубежного писателя в школьных библиотеках. Души кухаркиных детей пропитались имперским бременем белого человека. Впоследствии из них получатся хорошие чиновники, офицеры ФСБ и совсем немного запойных алкоголиков (особи излишне чувствительные).

Если обратиться к трем аспектам бедности, выведенным Жаком Эллюлем в «Предательстве Запада», калмыки окажутся беднейшим из народов, подвергшихся депортации в сталинское время. Они несоизмеримо беднее чеченцев или крымских татар в экономическом смысле. Еще слабее в смысле политическом. У них нет ничего подобного влиянию чеченских бизнесменов в Москве или связям крымских татар в Киеве, Москве, Анкаре. И совсем слабы они в плане медиа-известности. О трагедии калмыцкого народа не поют песен на «Евровидении», не снимают фильмов с многомиллионными бюджетами. Кроме самих калмыков, о ней практически никто ничего не знает. Хотя именно депортация калмыков была самой жестокой: по меньшей мере, одна треть от общей численности народа погибла во время насильственного переселения в Сибирь холодной зимой 1943-1944 года. Продолжали они умирать и в 1945-м, не прижившись на чужой необустроенной земле: в том году одних детей умерло 3755 (9,3 % от общей численности), родился же всего 351 ребенок (Лиджиева И.В., Новые исследования Тувы №2, 2014).
Collapse )

РЯДОМ С ГАГАРИНЫМ И МЭРИЛИН МОНРО

РЯДОМ С ГАГАРИНЫМ И МЭРИЛИН МОНРО

В начале прошлого десятилетия его стали называть Дед. До этого все 1990-е и половину 2000-х он был Батькой, Батькой-Лимоном. Для всех девочек с «крутым» лицом и девочек-суккубов с сигаретами в ярко накрашенных ртах. Для парней – нерадивых, неправильных, возбуждающихся… с бритым затылком и, наоборот, длинноволосых. Одинаково предпочитающих черный цвет и чуждых журналу «Птюч». Зачатых в воображении еще в 1970-е: в дыму марихуаны, темной нью-йоркской ночью, то ли по дороге в грязный отель «Уинслоу», то ли в клубе CBGB.

Если кого-то и можно назвать духовным отцом протестной молодежи моего поколения, то только Эдуарда Лимонова. Влияние его книг на умы было огромным. Оно не ограничивалось партией нацболов, оно затрагивало всю молодежь слева, исключая отдельных прощелыг и дельцов-карьеристов. Мы все были его детьми, этого русско-украинского Савенго из очереди вэлфер-центра: от членов АКМ до анархистов, еще не успевших стать веганами, антифа и фуднотбомбами.

Дети Лимонова в своем протесте были много интереснее детей нынешних - визгливых и благополучных. Об этом сегодня многие предпочитают не вспоминать. Либеральная мифология подхвачена, в том числе, и левой тусовкой: читая опусы отдельных авторов, можно подумать, что до пошлятины «пусси-райт», убожества «оккупай-Абая» и прочих «навальнят» никакого молодежного протеста в России не было.

С Лимоновым можно и часто нужно было не соглашаться, иногда он был отвратителен. Однако маска империалиста уйдет в небытие, как исчезла маска "палача" и маска супермена-фашиста. А прекрасного, чувственно-коммунистического героя «Эдички» из сердца - никуда не выкинешь. Как не выкинешь «Дневник неудачника», «Саратов» и нью-йоркские стихи. Нужно быть Юрой Дудем, чтобы этого не понимать.

Сегодня вечером 17 марта Лимонов по праву занял свое место у стойки бара "Священных монстров" - плечом к плечу с Гагариным, Мэрилин Монро и Хэмфри Богартом. Элвис-пелвис не откажет ему в положенной рюмке виски.

ГОЛОС С НАШЕГО БЕРЕГА. ПАЗОЛИНИ О ВОРОНЕЖЕ, ЧЕВЕНГУРЕ И АНДРЕЕ ПЛАТОНОВЕ

ГОЛОС С НАШЕГО БЕРЕГА
ПАЗОЛИНИ О ВОРОНЕЖЕ, ЧЕВЕНГУРЕ И АНДРЕЕ ПЛАТОНОВЕ

«Рассказывайте детям свои сны», - призывали французские сюрреалисты 1920-х. Русский авангард также не был в стороне от подобных призывов. Пазолини едва ли не первым охарактеризовал стиль романа «Чевенгур» как сюрреалистический и указал на организацию платоновского текста как сна, сравнивая нарративную технику романа – соответствующую недавно изобретенным приемам монтажа - с плывущими облаками на летнем небе, для которых не существует времени. «И самое прекрасное в повествовании Платонова, которое мы сейчас назвали бы ансамблевым,— это неритмичная и совершенно фантастическая последовательность времени. Рассказывая что-то об одном персонаже, затем что-то о другом, Платонов отказывается от логики в повествовании, а следовательно, и от времени… здесь мы встречаемся с принципом свободного изложения, с приемами монтажа, который казался нам столь недавним изобретением. Повествование Платонова разворачивается подобно тому, как плывет вереница облаков на летнем небе — медленно, тихо, с частыми неширокими разрывами», - пишет Пазолини, открывая дорогу исследованиям онирического дискурса в произведениях советского писателя, где так часто сны приобретают характер реальности, а изображаемая реальность приобретает атрибуты сна. Лишь посредством сна как смерти времени мы можем приблизиться к разгадке тайны «вещества существования», столь волнующей лучших героев Платонова. Не о преодолении ли времени говорит в «Чевенгуре» памятник революции – лежачая восьмерка со стоячей двухконечной стрелой?

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ