Михаил Ларинов (mikhail_larinov) wrote,
Михаил Ларинов
mikhail_larinov

Categories:

КОРОНАВИРУС В СТРАНЕ ДУРАКОВ

КОРОНАВИРУС В СТРАНЕ ДУРАКОВ
На улице, за поворотом, я увидел матросов,
Плясавших под звуки веселого аккордеона.
Всё отдал я солнцу!
Всё, кроме тени моей.
(одна из жертв испанского гриппа)

Большинство европейских стран медленно, но верно оживают после эпидемии и связанных с ней ограничений. Уже не звучит так безрадостно A Song for Europe, известная песня Roxy Music, как звучала в марте. Также вспоминается «Венецианка», фильм Мауро Болоньини, где город апостола Марка, полный жизни и эротизма, изображен спустя год после чумы. Хочется думать о лучшем, оставив на осень мысли о возможной второй волне пандемии.

В России, судя по всему, этой второй волны не будет, ибо у нас не утихнет волна первая. Как коронавирусная весна переходит в коронавирусное лето, даже не думая спускаться с «плато», так и коронавирусное лето перейдет в коронавирусную осень. Россия, которая, по заверению руководства, все «рассчитала» и «лучше всех подготовилась», находится в печальных лидерах пандемии, уступая лишь США и Бразилии, значительно превосходящих её по численности населения, а тем более по его плотности. Нас уверяют, что ситуация под контролем. Койко-места в больницах есть. Гробы и участки на кладбищах тоже.

С 12 мая российское общество живёт сплошными победными реляциями. Подражая европейцам, наши СМИ только и делают, что сообщают об отмене ограничений, но даже официальная статистика продолжает показывать около 9 тысяч новых подтверждений коронавируса в день, спад эпидемии имеет место лишь в Москве, во многих регионах, напротив, в конце мая наблюдается ощутимый подъём заболеваемости. Между тем, там и близко нет московской медицинской инфраструктуры, московских медицинских технологий и московских специалистов. А главное – нет московских денег. Также не секрет, что имела место беспардонная практика «скупки» московским департаментом здравоохранения анестезиологов-реаниматологов из регионов. Тылы, то бишь регионы, оголены, но многим ли до этого есть дело? Голосование о поправках к Конституции вместе с сопутствующими идеологическими мероприятиями (Парад Победы, Бессмертный полк) выглядит куда более значимым.

При этом, на конец мая треть россиян продолжает считать эпидемию коронавируса выдумкой заинтересованных лиц или не верят в его опасность – говорится в недавнем исследовании ВШЭ. Несколько раньше встречалась цифра в 40 %.


Соревнование по глупости

У меня нет желания повторять избитые фразы про глупость и некомпетентность российских властей, бахвалившихся временным гандикапом, а на деле провалившихся. Или вещать про их невероятную жадность, когда денежная поддержка населения, ставшая в месяцы пандемии международным трендом, в России оказывалась лишь избранным группам или избранным регионам. Это всё уже говорилось. И многое из сказанного – справедливо.

Другое дело как говорилось: часто критики власти, в том числе претендующие на роль критиков слева, правильно указывая на одну сторону проблемы, позорно плыли или несли чушь, когда дело касалось её иных аспектов. Борьба с COVID-19 – это проблема комплексных мер: здесь нельзя быть правым наполовину или на четверть. Комплексный подход вместе с принципом своевременности (чтобы раньше и с меньшими жертвами завершать ограничения, нужно своевременно их начинать) есть основа эпидемиологии. Одной из немногих союзниц человечества в наступившие времена.

Да, эти критики не отягощены ответственностью за жизни людей, с них никто не будет спрашивать – но не лучше ли было бы промолчать там, где понимание отсутствует вовсе?

Весь март в своих фейсбуках они выкладывали нелепейшие таблицы, якобы доказывающие, что новый коронавирус не опаснее сезонного гриппа. Между тем, с 20-х чисел февраля уже вовсю «горела» Италия. Там было не до шуток и пересудов про шумиху в СМИ, заказанную фармкомпаниями. Отдельные «товарищи», выдающие себя за левых, в своей глупости доходили до противопоставления смертности от COVID-19 и смертности от голода. «В Африке бедняки умирают от голода, а вы тут раздули шумиху про какой-то COVID-19!» - гневно возмущались они, публикуя посты в соцсетях, будто не понимая, что новая эпидемия самым трагичным образом пройдется как раз по беднейшим и незащищенным слоям населения. Складывалось впечатление, что я наблюдаю соревнование идиотов: словно в КВН провластные пропагандисты из телевизора (вплоть до 25 марта и обращения их Хозяина) и «оппозиционеры» из интернета поочередно вышучивали «раздувание коронавируса». Вместо информирования населения о серьезности угрозы с обеих сторон культивировалось глупое бахвальство.


Психо русского обывателя

Особенно негативную роль сыграли заявления, что коронавирус представляет опасность исключительно для стариков-доходяг, иным же беспокоиться не о чем. Этакая объективация закона 316, пункта «В» из известного романа Лимонова. Нужно ли говорить, что данный предрассудок был опровергнут развитием эпидемии в апреле, когда выяснилось, что в реанимациях полно 30-40-летних.

Не секрет, что господствующим мировоззрением, общим как для верхов, так и для социальных низов, в России является вульгарное ницшеанство с акцентом на «падающего толкни» и «право сильных». Будучи отражением социального порядка, утвердившегося в 1990-е, оно также наследует нравы сталинского ГУЛАГа и взращённой там криминальной субкультуры. Одновременно это показатель отсутствия в обществе ценностей левых – ценностей низовой солидарности и взаимопомощи, отсутствия левой культуры как вида. Мне неприятно говорить следующее, но современные россияне в своём большинстве – это жестокий языческий народ, позабывший как христианскую любовь к ближнему, так и светский гуманизм. А возможно их и не знавшие. Больных здесь стесняются, либо смотрят на них с презрением, о стариках думают – «пожил и хватит». Мрачный фатализм «кому положено – тот умрет» исходит от соотечественников.

Коронавирус в таком сознании предстаёт биологическим чистильщиком. Что поделаешь, в России до сих пор можно встретить людей, рассматривающих эпидемию ВИЧ с положительной стороны, как средство, очищающее популяцию от «отбросов» и «извращенцев». Отсюда становится ясным небывалое ухарство россиян, нигилизм в отношении каких-либо противоэпидемических мер, ограничивающих их «свободу». Неудивительно, что на замечание надеть маску в общественном транспорте у нас кидаются с кулаками, это воспринимается как оскорбление, как сравнение со слабым. В России мужчине запрещено даже казаться слабым. Мужланство и ухарство ставятся во главу угла. Какой там коронавирус – он же мужик, он в Чечне служил! Эпидемия в самом разгаре, однако в продуктовых магазинах, несмотря на предупреждения на входных дверях, 7 из 10 покупателей без масок. Они - не слабаки. До здоровья сотрудников магазина и других людей им нет никакого дела.

Также примечательно, что большую часть марта в России продолжали работать туристические компании, организуя отдых за рубежом. От традиционного мартовского отпуска в Таиланде или иных местах уставшие обыватели были не в состоянии отказаться.


Шведский путь

В апреле, месяце коронавирусной «самоизоляции», в «левой» тусовке на первый план вышли две новые темы: критика «оптимизации» отечественного здравоохранения и пресловутый «шведский путь». Если актуальность первого сложно оспорить, то восторги по поводу второго были продолжением мартовского идиотизма. Самое удивительное, что часто эти две темы предлагались «в одном флаконе» - одними и теми же людьми, не замечавшими несовместимость первого и второго. Любой человек, сопричастный медицинскому знанию, просто не может в угоду обывательской глупости и комфорту игнорировать такой важный раздел медицины как эпидемиология. Будь у нас даже советские мощности здравоохранения с советскими нормативами по части медработников, это не решило бы проблемы при отсутствии должных санитарно-противоэпидемических мер. К слову, сами шведские руководители публично раскаялись в своих ошибках, признали, что их «путь» был глупой авантюрой.


Боярская Москва и регионы-холопы

Тяжелая ситуация сохраняется в Петербурге. Медицинское сообщество продолжает нести потери. Губернатор Беглов на фоне серьезного и аккуратного в высказываниях Собянина смотрится шутом гороховым. Начиная с нелепого разделения стационаров на «пневмонийные» и «ковидные» с последующей манипуляцией статистикой[1], до реализации базовых противоэпидемических мероприятий. Над тем, кто опасается снабдить медицинской маской приезжего «чужака» нельзя не смеяться. Бардак полный.

На Юге России, где по данным опроса ВШЭ наибольшее количество «неверующих», даже согласно официальной статистике, в конце мая наблюдается резкий, в 2-3 раза, подъём заболеваемости (Ростовская область, примыкающий к ЮФО Воронеж).

Очень сложное положение сохраняется в Дагестане. Только потому, что Дагестан – республика молодых и сильных мужчин, где ещё недавно было мощное исламистское подполье, центральная власть вынуждена реагировать на ситуацию, отправлять туда специалистов, оказывать прочую помощь. Регионам-холопам вряд ли от Москвы что-то светит.

Официальная статистика в регионах вызывает много вопросов. Есть все основания ей не доверять. Ничего подобного московским программам скрининга и доступности тестов в остальной России нет. Также как нет внимания со стороны независимых СМИ к происходящему - независимые СМИ в регионах неразвиты или отсутствуют. Медперсонал находится в гораздо более стесненном и зависимом от администрации положении, нежели в столице. После соответствующих распоряжений президента с правительством и показательных отставок в начале апреля политический фактор выдвигается на первый план, установка «высокие цифры заболеваемости – неэффективность губернатора» усвоена управленцами в соответствии с их жизненным опытом и социальной природой. В существующих российских реалиях, особенно там, где губернаторами являются люди из среды силовиков, традиционное советское замалчивание (однако без мощностей и компетенций советской системы здравоохранения) не может не выглядеть привлекательным.


***

Есть на планете страны, где для властвующих элит пандемия COVID-19 явно пришлась ко двору. Например, Чили. Досада чилийского движения протеста вполне понятна. Однако вряд ли к числу этих стран можно отнести Россию. Несмотря на возмутительный характер запланированного на апрель «обнуления», маловероятно, что либеральная оппозиция смогла бы провести массовую протестную мобилизацию. «Левые» группы – тем более. Одновременно сама операция «обнуление» требует значительной массовки. Коронавирус скорее спутал карты российской власти, чем помог ей. Тем более, как бороться с эпидемией власть не очень-то представляет, её хваленая «вертикаль» из раза в раз показывает свою неэффективность в решении возникающих медицинских и социальных проблем.

Российская власть оказалась не в состоянии грамотно провести такое медицинское мероприятие как карантин. Задача локализации эпидемии в московском регионе, похоже, даже не ставилась. COVID-19 разошелся по стране и до этого никому нет дела.

Под стать российской власти и её якобы противники, где вершиной оппозиционности считается обозвать «терпилой» человека, носящего маску в общественном транспорте. Будто сами они многое могут, и до эпидемии только и делали, что организовывали социальные протесты.

Среди современных левых принято льстить народу. Часто это приводит к благоволению перед вкусами и жизненными ориентирами обывателя. Я этого никогда не делал и делать не буду. Обыватель думает, что победа над коронавирусом, если такой вообще существует (как видим, многие до сих пор сомневаются, они будут сомневаться до тех пор, пока не умрёт кто-либо из их близких) - это дело врачей. Однако одни врачи победить не в состоянии. Либо это дело правительства – так думают они. Однако правительство также не в состоянии победить COVID-19. Даже в союзе с врачами, при полном понимании между ними. В реальности же действия правительства зачастую приводят к усугублению ситуации.

Без участия самого народа, его сознательности, его практик взаимопомощи и его грамотных требований, о победе не может быть и речи. Народ же российский, увы, показал себя дремучим не меньше, чем его путинское правительство. Вместо повсеместно звучащего требования равного для всех пособия по безработице в размере не менее МРОТ, от него слышно одно лишь хамство, да ехидное «больше не заслужили» [2] в отношении таких же людей, что остались без работы до 1 марта или вовсе не имеют работы более полугода (как будто им в настоящее время легче трудоустроиться). Вместо популяризации методов постконтактной профилактики – продолжающийся идиотизм про «намордники». Вот поэтому имеем то, что имеем.

[1] https://doctorpiter.ru/articles/25254/
[2] Подразумевается минимальное пособия по безработице в размере 1500 руб. (да и его не выдают полностью, говорю по личному опыту).

Май 2020.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author