(no subject)

"Тот, кто голодает и замерзает, несмотря на то, что некогда имел хорошие перспективы, помечается клеймом. Он - аутсайдер, а помимо тяжких уголовных преступлений нет греха более смертного, чем быть аутсайдером. В фильме его в лучшем случае превращают в оригинала, в объект злобно-снисходительных насмешек; чаще же всего он оказывается злодеем, идентифицируемым в качестве такового уже с момента его первого появления..."
("Диалектика Просвещения" М. Хоркхаймер, Т. Адорно)

СТОЛЕТИЕ ИКП

СТОЛЕТИЕ ИКП


Сижу как-то во Флоренции в Народном Доме на via Villamagna, пью кьянти, общаюсь с местными. Понимая, что место, где я нахожусь, надпартийное, объединяющее левых разных течений, тем не менее, спрашиваю про историческую идентификацию.
- Ленинизм, - слышу в ответ.
Памятую о том, что в Италии ленинизмов было больше, чем где бы то ни было на планете, уточняю:
- Вот кайнд оф ленинизм?
- Сталинизм, - отвечает мне женщина лет 50-ти, в свое время состоявшая в молодежной организации ИКП, а затем в Rifondazione.
Счастливые, - подумал я, - вашего Сталина звали Пальмиро Тольятти. Пусть он сильно упростил великое наследие Грамши и в решающий момент истории прогнулся под Москву, отказавшись от революции, однако народная память о нем светлая. Она не осквернена деспотизмом и массовыми политическими убийствами (в победном 1945 году совершенные по наводке Тольятти отвратительные убийства левкомов Фаусто Атти и Марио Аквавива остались незамеченными). Да и на грандиозный послевоенный культурный ренессанс в Италии политика ИКП повлияла положительно. Это вам не Жданов… Нашего же Сталина-батюшку вы никогда не знали…

Поздравляю всех со столетием ИКП, зачатой 21 января 1921 года Бордигой, Грамши и другими товарищами. В театре Сан-Марко, в Ливорно, городе «Овода» и сефардских евреев. Городе, который будет прочно ассоциироваться с итальянским коммунизмом и его интереснейшей историей. И по сей день Ливорно, выпавший из традиционных туристических маршрутов и потому дешевый в плане питания и проживания, напоминает крепость итальянского пролетариата среди дорогущих курортов лигурийского побережья.

ОПЕРАЦИЯ "УЛУСЫ": МАЛЕНЬКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ СТАЛИНИЗМА

ОПЕРАЦИЯ "УЛУСЫ": МАЛЕНЬКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ СТАЛИНИЗМА


Сын Выдры думает об Индии на Волге. Он говорит: «Ныне я упираюсь пятками в монгольский мир и рукой осязаю каменные кудри Индии». Сын Выдры слетает с облаков, спасая от руссов Нушабэ и ее страну.
(Джангарчи Велимир Хлебников)

«Людоеды, привезли людоедов!» - кричали дети кухарки, по воспоминаниям очевидцев, тыча пальцами на полуживой незнакомый монгольский народ, под конвоем НКВДшников выгружаемый из железнодорожных вагонов, предназначенных для перевозки скота.

Батюшка Сталин подарил советским школьникам игру «в Киплинга», к слову, наиболее популярного зарубежного писателя в школьных библиотеках. Души кухаркиных детей пропитались имперским бременем белого человека. Впоследствии из них получатся хорошие чиновники, офицеры ФСБ и совсем немного запойных алкоголиков (особи излишне чувствительные).

Если обратиться к трем аспектам бедности, выведенным Жаком Эллюлем в «Предательстве Запада», калмыки окажутся беднейшим из народов, подвергшихся депортации в сталинское время. Они несоизмеримо беднее чеченцев или крымских татар в экономическом смысле. Еще слабее в смысле политическом. У них нет ничего подобного влиянию чеченских бизнесменов в Москве или связям крымских татар в Киеве, Москве, Анкаре. И совсем слабы они в плане медиа-известности. О трагедии калмыцкого народа не поют песен на «Евровидении», не снимают фильмов с многомиллионными бюджетами. Кроме самих калмыков, о ней практически никто ничего не знает. Хотя именно депортация калмыков была самой жестокой: по меньшей мере, одна треть от общей численности народа погибла во время насильственного переселения в Сибирь холодной зимой 1943-1944 года. Продолжали они умирать и в 1945-м, не прижившись на чужой необустроенной земле: в том году одних детей умерло 3755 (9,3 % от общей численности), родился же всего 351 ребенок (Лиджиева И.В., Новые исследования Тувы №2, 2014).
Collapse )

ФУТБОЛ КАК МОЛЕКУЛЯРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

ФУТБОЛ КАК МОЛЕКУЛЯРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ



В Марадоне цепляла не его «левизна». «Левизна» у него поздняя и достаточно поверхностная. Разлива Зюганова и Макса Шевченко. Будучи на пике славы, Диего не особо заморачивался насчет политики: эффектные любовницы, кокаин и спортивные автомобили были много интереснее. Этот крепкий коротышка с серьгой в ухе, напоминавший цыгана с перестроечной дискотеки, хорошо смотрелся рядом с длинноногими, химически завитыми итало-латинскими девками. С татуировкой Фиделя на голени и татуировкой Че на плече он, сорокалетним мужчиной, смотрелся глупо.

До падения диктатуры Марадона не сказал ни слова против режима военных, хотя к тому времени уже был мировой звездой, выступая за «Барселону». Позднее, его президент – это Карлос Менем, с кем он так любил фотографироваться. Своей пошлостью эти фото, пожалуй, напоминают ельцинскую кампанию «голосуй или проиграешь». К слову, о президентстве Менема и его неолиберальном курсе лучше всего рассказано в документальном фильме «Социальный геноцид» (Memoria del saqueo) великого аргентинского кинорежиссера Фернандо Соланаса, незаметно унесенного коронавирусом в этом несчастливом ноябре.

В определяющем для аргентинского футбола противостоянии тренерских систем Менотти-Билардо Марадона как игрок гораздо лучше вписывался во вторую, то есть в «правый» силовой футбол Билардо (в настоящее время эту линию наиболее последовательно развивает Диего Симеоне). Был атакующим наконечником мускулистой команды-машины, настроенной главным образом на разрушение. Королем дриблинга, нападающим огромного индивидуального мастерства, но не генератором коллективной фантазии. То, что выдающийся футболист вышел из социальных низов, ничего не меняет (для индустрии развлечений подобный сюжет даже желателен). Марадона – это маленький принц, возвышающийся над десятью сержантами. В королевстве вертикального футбола или футбола иерархии. Но не в мире совместного творчества и демократии.
Collapse )

УКРАСТЬ ЖЕСТЫ НАЧАЛЬНИКА ИЛИ ПОХОРОНЫ РЕЖИССЁРА

УКРАСТЬ ЖЕСТЫ НАЧАЛЬНИКА ИЛИ ПОХОРОНЫ РЕЖИССЁРА


Послушав интервью Романа Виктюка последних 20-30 лет, недоумеваешь: этот ли человек совершил театральную революцию в перестроечном СССР? он ли познал тайну «театра на кладбище» Жана Жене и блестяще справился с постановкой «Служанок»?

Дело не в том, что «антисоветчина» плоха, а «советчина» хороша. Важнее, чьи уста производят те или иные штампы. Еще важнее, что artist такого уровня не может нести банальность, он должен понимать, что «мой друг Чубайс» едва ли не большая пошлость, чем хвала Путину. Как и бахвальство квартирой с видом на Кремль.

Была ли театральная революция на самом деле, если речь Виктюка неотделима от дискурса прежней культурной элиты СССР, что в 1990-е всего лишь сменит идеологический регистр, оставшись при прежних хозяевах и прежних ценностях? Возможно, очарованные прекрасной музыкой, сценографией и работой со светом, великолепной хореографией и пластикой актеров, окутанные нежностью запретного мира гомоэротики, мы попросту не заметили, что в «Служанках» Романа Виктюка упущено что-то важное.

Советский театр, подобно Клер и Соланж, долгие годы копил в себе силы и злость, чтобы в 1988 году, выйдя на финишную прямую истории, сбросив оковы цензуры, наконец-то, исполнить своё предназначение, свой торжественный ритуал – свой диалог со смертью.
Collapse )

СЛУЧАЙ "СОЛИДАРНОСТИ"

СЛУЧАЙ "СОЛИДАРНОСТИ"


Ровно сорок лет назад 14 августа гданьская судоверфь имени Ленина едва не разбудила от мертвого сна самого Ильича.

Забастовки «Солидарности» - это квинтэссенция предшествующих рабочих восстаний, сотрясавших ПНР всю её историю: Познани 1956-го, зимних выступлений 1970-1971 гг., июньских забастовок 1976 года (Урсус, Радом, Плоцк). Одновременно во всех этих рабочих протестах слышится эхо бесконечных польских восстаний XIX века, закончившихся, как известно, поражением. Слышатся голоса революционных демократов Эдварда Дембовского с Иоахимом Левелелем, доносятся стихи Адама Мицкевича и Циприана Норвида.

Будем честны, Ялтинская конференция в отношении поляков обнаруживает общее с решениями Венского конгресса. Полноценного самоопределения польского народа не произошло. Привезенная «народная демократия» и режим ПОРП были не их выбором. Русская и польская душа так и не смогли примириться. Отсюда во всех этих восстаниях, помимо собственно протеста рабочих, заметно уязвленное национальное чувство. Отсюда и переплетение в «Солидарности» двух противоположных тенденций: левой социалистической и национал-консервативной, связанной с католичеством.
Collapse )

(no subject)

Сайт «Новые Левые Воронежа» (www.newleftvrn.narod.ru) давным-давно существует в качестве архива. Объединения НЛВ уже 10 лет как нет. После продажи хостинга narod.ru, осуществленной без согласия создателей сайта, доступ к изменению контента сайта для кого-либо из прежней редакции стал невозможен. В связи с чем любое последующее обновление данного интернет-ресурса следует рассматривать как провокацию.

КОРОНАВИРУС В СТРАНЕ ДУРАКОВ

КОРОНАВИРУС В СТРАНЕ ДУРАКОВ
На улице, за поворотом, я увидел матросов,
Плясавших под звуки веселого аккордеона.
Всё отдал я солнцу!
Всё, кроме тени моей.
(одна из жертв испанского гриппа)

Большинство европейских стран медленно, но верно оживают после эпидемии и связанных с ней ограничений. Уже не звучит так безрадостно A Song for Europe, известная песня Roxy Music, как звучала в марте. Также вспоминается «Венецианка», фильм Мауро Болоньини, где город апостола Марка, полный жизни и эротизма, изображен спустя год после чумы. Хочется думать о лучшем, оставив на осень мысли о возможной второй волне пандемии.

В России, судя по всему, этой второй волны не будет, ибо у нас не утихнет волна первая. Как коронавирусная весна переходит в коронавирусное лето, даже не думая спускаться с «плато», так и коронавирусное лето перейдет в коронавирусную осень. Россия, которая, по заверению руководства, все «рассчитала» и «лучше всех подготовилась», находится в печальных лидерах пандемии, уступая лишь США и Бразилии, значительно превосходящих её по численности населения, а тем более по его плотности. Нас уверяют, что ситуация под контролем. Койко-места в больницах есть. Гробы и участки на кладбищах тоже.

С 12 мая российское общество живёт сплошными победными реляциями. Подражая европейцам, наши СМИ только и делают, что сообщают об отмене ограничений, но даже официальная статистика продолжает показывать около 9 тысяч новых подтверждений коронавируса в день, спад эпидемии имеет место лишь в Москве, во многих регионах, напротив, в конце мая наблюдается ощутимый подъём заболеваемости. Между тем, там и близко нет московской медицинской инфраструктуры, московских медицинских технологий и московских специалистов. А главное – нет московских денег. Также не секрет, что имела место беспардонная практика «скупки» московским департаментом здравоохранения анестезиологов-реаниматологов из регионов. Тылы, то бишь регионы, оголены, но многим ли до этого есть дело? Голосование о поправках к Конституции вместе с сопутствующими идеологическими мероприятиями (Парад Победы, Бессмертный полк) выглядит куда более значимым.
Collapse )

РЯДОМ С ГАГАРИНЫМ И МЭРИЛИН МОНРО

РЯДОМ С ГАГАРИНЫМ И МЭРИЛИН МОНРО

В начале прошлого десятилетия его стали называть Дед. До этого все 1990-е и половину 2000-х он был Батькой, Батькой-Лимоном. Для всех девочек с «крутым» лицом и девочек-суккубов с сигаретами в ярко накрашенных ртах. Для парней – нерадивых, неправильных, возбуждающихся… с бритым затылком и, наоборот, длинноволосых. Одинаково предпочитающих черный цвет и чуждых журналу «Птюч». Зачатых в воображении еще в 1970-е: в дыму марихуаны, темной нью-йоркской ночью, то ли по дороге в грязный отель «Уинслоу», то ли в клубе CBGB.

Если кого-то и можно назвать духовным отцом протестной молодежи моего поколения, то только Эдуарда Лимонова. Влияние его книг на умы было огромным. Оно не ограничивалось партией нацболов, оно затрагивало всю молодежь слева, исключая отдельных прощелыг и дельцов-карьеристов. Мы все были его детьми, этого русско-украинского Савенго из очереди вэлфер-центра: от членов АКМ до анархистов, еще не успевших стать веганами, антифа и фуднотбомбами.

Дети Лимонова в своем протесте были много интереснее детей нынешних - визгливых и благополучных. Об этом сегодня многие предпочитают не вспоминать. Либеральная мифология подхвачена, в том числе, и левой тусовкой: читая опусы отдельных авторов, можно подумать, что до пошлятины «пусси-райт», убожества «оккупай-Абая» и прочих «навальнят» никакого молодежного протеста в России не было.

С Лимоновым можно и часто нужно было не соглашаться, иногда он был отвратителен. Однако маска империалиста уйдет в небытие, как исчезла маска "палача" и маска супермена-фашиста. А прекрасного, чувственно-коммунистического героя «Эдички» из сердца - никуда не выкинешь. Как не выкинешь «Дневник неудачника», «Саратов» и нью-йоркские стихи. Нужно быть Юрой Дудем, чтобы этого не понимать.

Сегодня вечером 17 марта Лимонов по праву занял свое место у стойки бара "Священных монстров" - плечом к плечу с Гагариным, Мэрилин Монро и Хэмфри Богартом. Элвис-пелвис не откажет ему в положенной рюмке виски.

БОГОСЛОВИЕ СОЛЕНТИНАМЕ

БОГОСЛОВИЕ СОЛЕНТИНАМЕ


"Бедность — это тоже истина, в то время как богатство означает маскировку. Мы надеваем чуждые нашей сущности одежды, чтобы скрыть наготу своего существа. Фальшь и богатство — синонимы. Богатство также фальсифицирует вещи. Богатая одежда, богатый дом извращают истинную природу материалов, скрывают естественную наготу созданного, ведут к обману."

1 марта в возрасте 95 лет умер Эрнесто Карденаль – поэт, свободомыслящий католический священник, министр культуры в революционной Никарагуа; в новом тысячелетии – оппонент режима Ортеги слева.

Стихов и статей Карденаля на русском негусто. В начале 1980-х в СССР небольшим тиражом был выпущен сборник стихотворений и поэм под названием "Час Ноль". Лет десять назад на полке одного книжного магазина я случайно наткнулся на составленный Прилепиным сборник "революционной литературы" (точное название не помню), куда бридкий Прилепин вместе со своими опусами, а также с Лимоновым и д`Аннунцио, включил перепечатанную поэму Карденаля (причем, без ссылок на первоисточник перевода «Час Ноль»). Несколько стихотворений и статей Карденаля на русском были опубликованы в книге "Революция в церкви? Теология освобождения", изданной в 1991 году. И еще есть его рассказ "Швед", напечатанный в журнале "Ровесник" за 1990 год.


Послание монсеньору Касальдалига
Бедность
Молитва за Мерилин Монро
Святость Революции (Интервью 1972 года)
Выслушай мое правое дело
Ты - наш союзник
"Я воспеваю страну, что родится..."
Рассказ "Швед"